Приложения к вопросу 1.

Приложение 1

Иван III Васильевич (1440–1505) – великий князь московский (с 1462г.). Родился 22 января 1440г. в Москве. Отец – Василий II Темный, мать – Мария Ярославна, боровская княжна. В 1450г. был объявлен соправителем отца Василия II Темного. В 1452г. был обвенчан с княжной Марией Борисовной. В 1462г. после смерти отца стал официально московским великим князем, продолжив борьбу отца с сепаратизмом удельных князей, за объединение русских земель в единое государство.

В 1463г. при Иване III к Москве было присоединено Ярославское княжество. Однако, в 1464г. ему пришлось подтвердить независимость Рязани и Твери. В 1467г. совершил неудачный поход на Казань. В апреле того же года умерла (возможно была отравлена) его жена Марья Борисовна. от брака с которой остался девятилетний сын Иван Молодой. С 1468г. Иван III стал ходить с ним в военные походы, а позднее во время своих походов – оставлял сына управлять Москвой.

В 1470г. Иван Васильевич, рассорившись с Новгородом, потребовал с города выкуп, а 14 июля 1471г. в битве при р. Шелони одержал победу над новгородцами, которые обещали выплатить Москве 80 пудов серебра.

Летом 1472г. московские войска вторглись в земли Великой Перми. Пермская земля попала под власть московского великого князя. Это открывало дорогу Москве на Север с его пушным богатством, в сторону р. Камы и захвату восточных земель Казанского ханства.

В ноябре 1472г. по предложению папы римского Иван III вступил в брак с племянницей последнего византийского императора Константина Палеолога Софьей Фоминешной Палеолог. После венчания Иван III приказал Московский герб с изображением поражающего змея Георгия Победоносца объединить с двуглавым орлом – древним гербом Византии Атрибутами царской власти при обряде венчания на царство стали кроме герба с двуглавым орлом шапка Мономаха и бармы. Брак с Софей Палеолог способствовал повышению авторитета московского князя среди других русских князей и облегчал задачу по собиранию русских земель.

В 1474г. к Москве было присоединено Ростовское княжество и заключен дружественный союз с крымским ханом Менгли-Гиреем. В 1476г. Иван III сделал важный шаг на пути освобождения от Орды, перестав платить ей ежегодный денежный «выход» (дань). В 1477г., оставив Ивана Молодого в Москве, Иван III пошел на Великий Новгород и, подчинив его, к 1478г. укрепил свое положение на западных границах. Символ новгородской вольности – вечевой колокол был увезен в Москву. Видные представители боярства, враждебные Москве, были арестованы и отправлены в ссылку.

В октябре 1480г. хан Ахмет подошел к Угре, пытаясь перейти на левый берег, но был отбит русскими. Началось противостояние русских и татар, вошедшее в историю как «Стояние на реке Угре», которое фактически положило конец ордынскому игу, продолжавшемуся более 240 лет.

С 1481 по 1504 гг. были отвоеваны земли Ливонского ордена, который был обязан платить Москве дань за г. Юрьев. К Московскому княжеству были присоединены Тверское княжество, Угличский удел, Югорская земля, взята Казань и покорена Вятка. По мирному договору с Литвой 1503г., Москве отошло 19 городов (Чернигов, Новгород-Северский, Гомель, Брянск и др.), а также 70 волостей, 22 городища, 13 сел. По завещанию брата Бориса Иван III присоединил к Москве Рузу и земли вокруг нее. Таким образом, к концу правления Ивана III территория Московского княжества увеличилась с 24 тыс. до 64 тыс. кв. км.

По мере усиления власти московского князя укреплялся его престиж в других странах. При Иване III были установлены дипломатические связи с Германией. В 1489г. Иван III получил первую дружественную грамоту от немецкого императора Фредерика III. В 1492г. Ивану III удалось установить дружеские отношения с турецким султаном, а затем с Римом, Венгрией, Молдавией, Крымом и Ираном.

Укреплению позиций Ивана III внутри государства способствовало укрепление национального самосознания русского народа. Большинство уделов было ликвидировано, превратившись в простые вотчины. Иван III внес крупные изменения в великокняжеское дворцово-вотчинное управление, меняя его на приказную систему. В 1497г. по приказу Ивана III дьяком Владимиром Гусевым был составлен Судебник – своеобразный кодекс феодального права, который защищал землевладельцев-феодалов и ограничил переход крестьян от феодала к феодалу так называемым «Юрьевым днем». При Иване III расширялось поместное землевладение, стала увеличиваться роль дворянства.

При Иване III на подступах к Москве возведены крепостные стены в Коломне и Туле. В Кремле было полностью закончено строительство православных соборов – Успенского и Благовещенского, почти завершено возведение усыпальницы великих князей – Архангельского собора.

В дворцовой жизни Москвы был установлен пышный и торжественный этикет. Была принята новая форма государственной печати с изображением двуглавого орла. Для обоснования царского происхождения русских князей составлена генеалогия, по которой родоначальник русских князей Рюрик являлся потомком цезаря Августа, а в 14-ом колене – сам Иван III.

При Иване III по образцу Византии был введен его полный титул: «Иоанн, Божиею милостию государь всея Руси и великий князь владимирский, и московский, и новгородский, и псковский, и тверской, и югорский, и пермский, и болгарский, и иных». В ходе дипломатических отношений с Ливонией и германскими городами Иван III называл себя «царем всея Руси», датский король именовал его «императором», позднее Иван III в одной из грамот назвал сына Василия «самодержцем всея Руси».

Умер Иван III 27 октября 1505 в Москве в возрасте 65-лет. Был похоронен в Архангельском соборе Кремля.

Приложение 2

Справочный материал

По легенде в 1480г. хан Ахмат прислал в Москву очередное посольство с требованием возобновления выплаты дани Московским государством. Иван III Васильевич позвал к себе послов, но вместо того, чтобы заплатить, князь, демонстративно разорвав ханскую грамоту и растоптав ногами портрет хана, велел убить всех послов, кроме одного. Этому последнему он приказал возвращаться домой и передать хану, чтобы оставил Москву в покое, в противном случае князь пообещал сделать с ханом то, что уже проделал с его послами.

Приложение 3

Справочный материал

Стояние на р. Угре. В 1479г. наступил самый острый момент борьбы Ивана III с удельными князьями, чем воспользовался ордынский хан Ахмат. Когда Иван III с войском находился на западных границах, ордынцы двинулись к Москве. Оставленный управлять Москвой Иван Молодой (сын Ивана III от первого брака), вывел полки к Серпухову и 8 июня 1480г. встал с ними нам р. Угре. Опасаясь за жизнь сына, Иван III приказал ему уйти, но тот отказался уйти.

Иван III стал спешно укреплять позиции на подступах к р. Оке около Коломны и Тарусы. 30 сентября он приехал в Москву, чтобы помириться с удельными князьями и мобилизовать их на борьбу с татарами. В Москве Иван III встретил недовольство народа, готовящегося к отражению нашествия и треббовавшего, чтобы князь отбыл к войскам для защиты Москву.

3 октября Иван III прибыл со своим отрядом войск на левый берег р.Угры при впадении ее в р. Оку (недалеко от Калуги). В октябре 1480г. хан Ахмат тоже подошел к Угре, пытаясь перейти на левый берег, но был отбит русскими. Началось противостояние русских и татар, которое вошло в историю как «Стояние на Угре», которое продолжалось до конца года. Татары не решились на главное сражение. Начавшиеся морозы и голодовка, отсутствие продовольствия заставили Ахмата уйти.

Стояние на р. Угре положило фактически конец ордынскому игу, которое продолжалось более 240 лет.

Приложение 4

Софья Палеолог (урожденная Зоя) (1443/1449–1503) – вторая жена великого князя московского Ивана III Васильевича, дочь правителя Фомы Палеолога, племянница последнего византийского императора Константина XI, погибшего при взятии Константинополя турками в 1453 г. Родилась между 1443г. и 1449г. на Пелопоннесе.

После 1453г. ее семья переселилась в Рим. Там Софья получила хорошее по тому времени воспитание при дворе папы Сикста IV (известного своим покровительством Микеланджело). Папе принадлежала идея брака подросшей Зои с овдовевшим правителем Московского царства Иваном III. Главной целью брака было вовлечение Руси в общеевропейский крестовый поход против Турции.

Посланный в 1467г. в Россию папский легат, предложивший заключение брака, был принят с почестями. Иван III рассчитывал, что родство с византийским домом поможет Московии повысить международный престиж, заметно пошатнувшийся за два столетия ордынского ига, и способствовать повышению авторитета великокняжеской власти внутри страны.

Посол Ивана III Иван Фрязин был послан вместе с легатом в Рим, откуда он привез портрет невесты. Второе посольство к папе в марте 1472г. завершилось приездом Зои в Москву. Вместе с ней в Россию приехало ее приданое, включавшее (помимо множества материальных ценностей и украшений) огромную «библиотеку», которая позже вошла в библиотеку Ивана Грозного. Папский легат Антоний, сопровождавший невесту, вез с собой четырехконечный католический крест как знак надежды на обращение русского князя в католичество. Однако, по приказу митрополита Филиппа крест у Антония при въезде в Москву отобрали.

12 ноября 1472г., приняв православие под именем Софии, Зоя была обвенчана с Иваном III. 18 апреля 1474г. Софья родила первую (быстро умершую) дочь Анну, затем еще одну дочь (также умершую столь быстро, что ее не успели окрестить). И только 25 марта 1479г. она родила сына, будущего князя Василия III Ивановича.

После «Стояние на Угре» в 1480г., которое положило конец ордынскому игу, главное препятствие на пути усиления великокняжеской власти рухнуло и, опираясь, на свою династическую связь с «православным Римом» (Константинополем) через жену Софью, Иван III провозгласил себя преемником державных прав византийских императоров. Московский герб с Георгием Победоносцем был объединен с двуглавым орлом – древним гербом Византии. Этим подчеркивалось, что Москва – наследница Византийской империи, Иван III – «царь всего православия», Русская Церковь – преемница греческой. Под влиянием Софьи церемониал великокняжеского двора приобрел невиданную ранее пышность, схожую с византийско-римской.

Софья сумела привлечь в Москву врачей, деятелей культуры и особенно архитекторов; в Москве началось активное каменное строительство. Прибывшие с родины Софьи и по ее распоряжению архитекторы Аристотель Фьораванти, Марко Руффо, Алевиз Фрязин, Антонио и Петро Солари возвели в Кремле Грановитую палату, Успенский и Благовещенский соборы на Соборной площади Кремля; завершилось строительство Архангельского собора.

Софья умерла 7 августа 1503г. в Москве раньше Ивана III на два года, добившись многих почестей. За 30 лет брака Софья родила 5 сыновей и 4 дочери. Ее погребли в московском Вознесенском девичьем монастыре Кремля.

В декабре 1994г. в связи с перенесением останков княжеских и царских жён в подвальную палату Архангельского собора, по хорошо сохранившемуся черепу Софьи учеником М.М.Герасимова С.А.Никитиным был восстановлен ее скульптурный портрет.

Приложение 5

Иосиф Волоцкий (в миру Иван Санин) (1439/1440–1515), преподобный, чудотворец, церковный и политический деятель, вошедший в историю как последовательный защитник монастырского землевладения и обличитель ересей.

Родился в селе Язвище (близ Волоколамска), которое было вотчиной его семьи. В 20-летнем возрасте пришел в Боровский монастырь и принял там постриг. Стал учеником и преемником основателя этой обители Пафнутия. Однако, столкнувшись с нежеланием братии ввести строгий общежительный устав, снял с себя настоятельство, ушел из монастыря и основал в 1479г. в лесу неподалеку от Волоколамска свой монастырь, который в 1504г. перешел под особое покровительство великого московского князя Василия III.

Иосиф имел при московском дворе огромный авторитет, который во многом был обеспечен тем, что он проявил себя приверженцем сильной великокняжеской власти, отстаивал идею ее божественного происхождения.

Аскетические воззрения Иосифа выразились в созданном им монастырском уставе (Духовной грамоте) и ряде других сочинений. Он считал, что строгое подчинение игумену, неукоснительное следование детально расписанному распорядку обители, удаление от всего мирского – это лучшие добродетели инока. Главное по Иосифу – святость обряда (а не тот внутренний мир мистической жизни, что так увлекал Нила Сорского, его духовного оппонента), которая должна обязательно поддерживаться извне, т.е. обеспечиваться экономически, т.к. владея селами и землей, монастыри обретают возможность осуществлять благотворительность. Эти идеи обрели общегосударственный статус, когда на церковном Соборе 1503г. Иосиф и его приверженцы добились осуждения «нестяжателей» во главе с Нилом Сорским, ратовавших за отмену монастырского землевладения.

В противовес «нестяжателям» Иосиф Волоцкий выступал как непримиримый противник религиозного вольномыслия (т.н. ереси жидовствующих), требуя самых суровых мер для наказания еретиков. Соответствующие обличения собраны в его сборнике «Просветитель», первая редакция которого появилась около 1502г.

Большой историко-художественный интерес представляет его «Послание иконописцу», где Иосиф ревностно защищает религиозные изображения, которые, по его словам, должны быть исполнены не только благочестия, но и внешнего великолепия.

Скончался преподобный 9 сентября 1515г. Причислен к лику святых (1579г.), церковь отмечает память святого в день кончины 9 (22) сентября.

Приложение 6

Нил Сорский (в миру – Николай Федорович Майков) (1433–1508) – русский церковно-политический деятель, публицист, один из идеологов нестяжательства.

Родился 1433г., происходил из крестьян. До пострижения в монахи был переписчиком книг. Между 1473–1489гг. совершил путешествие по святым местам, был в Стамбуле, Палестине и Афоне, где проникся идеями аскетизма.

По возвращении в Россию основал скит на реке Соре близ Кирилло-Белозерского монастыря, где поселился со своими единомышленниками. Там продолжал переписывать богослужебные книги, сопровождая переводы и списки собственными критическими замечаниями. В то время это было неслыханным проявлением интеллектуальной независимости, поскольку для большинства людей и книги, и Писание были чем-то непререкаемым и боговдохновенным.

В 1490г. Н.Сорский участвовал в церковном соборе против новгородских еретиков. На следующем церковном соборе 1503г.поддержал великокняжескую власть в вопросе об отобрании у монастырей бывших в их владении земель, равнявшихся почти трети территории государства. Это делалось для того, чтобы создать резерв земель, необходимых для раздачи дворянам.

Вместе с ближайшими сподвижниками, Сорский призывал церковь к «нестяжанью» имущества, к отказу от стремления к накопительству и внешнему великолепию. Стремясь к евангельскому идеалу, Сорский считал монастырскую собственность противоречащей истинному иночеству и призывал жить скромно и кормиться тем, что сами вырастят.

Нил требовал от монахов следовать евангельскому тезису «не трудящийся да не ест». Нил предлагал монахам самим решать, кто и сколько может вынести «поста, трудов и молитв», предпочитая внутреннее духовное молитвенное настроение внешней обрядности. Иночество, считал он, должно быть не телесным, но духовным. Нил был терпим к вероотступникам, протестовал против умерщвления плоти, считая куда более важным духовное самоусовершенствование человека, аскетически скромную жизнь, сознательное отречение от жизненных благ.

Против Нила Сорского и его сподвижников на соборе выступили «иосифляне» – сторонники и последователи воинствующей церкви и ее идеолога Иосифа Волоцкого, опиравшиеся на крупное церковное землевладение. Вступив в сделку с правительством Ивана III и обещав ему поддержку в борьбе с крупными светскими феодалами, иосифляне отстояли право церкви на земельную и иную собственность. Нил Сорский и его сторонники ушли с собора духовно непобежденными и оставшимися при своем мнении. С этого времени взяла начало почти полувековая борьба «нестяжателей» и «иосифлян», не завершившаяся даже после смерти Нила Сорского в 1508г.

Нил не был политиком, не имел качеств борца за идею. Защищая близкие ему идеи монастырского нестяжательства, он уклонялся от полемики. И своих учеников он убеждал избегать споров и конфликтов с защитниками монастырского землевладения. Его взгляды сыграли положительную роль в оздоровлении монашеской жизни, хотя и в довольно ограниченном масштабе.

Неизвестно, был ли Нил Сорский формально канонизован. Осуждение взглядов его последователей свершилось спустя четверть века после смерти Нила Сорского на церковном соборе 1531г.

Приложение 7

Филофей – русский писатель и публицист первой половины XVI в., игумен Трехсвятительского псковского Елеазарова монастыря.

Известен как автор посланий к великому князю Василию III Ивановичу и царю Ивану IV Грозному.

По предположениям историков, принимал участие в составлении Псковского летописного свода 1547г. и ряда других рукописных посланий. По взглядам был близок к иосифлянам, защищал права церкви на владение землями и имуществом.

Главную известность получил благодаря разработанной им идее преемственности московскими князьями власти от Рима и Византии. Яркое литературное оформление эта идея получила в сформулированной им теории «Москва – третий Рим», изложенной в послании великому князю Василию III в 1510–1511гг. Исходя из библейского мотива богоизбранности некоторых народов и преемственности царств, Филофей рассматривал историю человечества как историю трех мировых царств и, соответственно, трех богоизбранных народов.

Первыми в его списке выступали римляне и их «старый Рим», павший под ударами ост-готов в 476 г. н.э., вторыми – византийцы с их «новым Римом» (Константинополем). Как считал Филофей, падение их «Рима» произошло в связи с утратой Византией истинного православия. В результате, утверждал Филофей, после взятия Константинополя турками в 1453 г. на земле осталась лишь одна истинно христианская страна – Русское царство, единственный богоизбранный народ – живущий на его территории. Он писал: «Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не бытии». Таким образом, Филофей обосновывал всемирно-историческое значение русского правителя, единственного во вселенной «святой православной веры содержателя» и Москвы как политического и церковного центра, который будет «стоять» («по сем чаем... ему же несть конца»).

Теория его была созвучна интересам русской церкви и великокняжеской (позднее – царской) власти. И церковь, и власть связывали суверенность Русского государства с проблемой «чистоты православия».

Теория Филофея обосновывала неограниченную власть монарха в деле «собирания земель» и обеспечения целостности России и в качестве таковой верно служила идеологам державности не только в XVI в., но и в эпоху складывания Российской империи (XVIII в.).

Приложение 8

Василий III Иванович (1479–1533) – русский царь, великий князь владимирский и московский (с 14 мая 1505г.), сын Ивана III Васильевича и Софии Палеолог. Родился 25 марта 1479 г.

После смерти Ивана Молодого – сына Ивана III от его первого брака, началась борьба за определение будущего престолонаследника. Победили сторонники Василия III. Он стал еще при жизни Ивана III его соправителем. До смерти отца Василий считался великим князем новгородским, а в 1502г. получил еще и великое княжение владимирское.

В сентябре 1505г. Василий III женился на дочери боярина Соломонии Сабуровой, выбранной ему отцом из 1500 претенденток. Вступил на престол 27 октября 1505г., сразу после смерти отца, получив по отцовскому завещанию великое княжение московское, право управление столицей и всеми ее доходами, право чеканки монеты, 66 городов и титул «царя всея Руси».

Как и отец, Василий III продолжал политику «собирания земель» и укрепления великокняжеской власти. В 1508г. был заключен договор между Москвой, Литвой и Польшей, сохранявший за Москвой приобретения Ивана III в западных землях. В 1510г. к Москве отошел Псков, его вече было уничтожено, вечевой колокол снят и увезен в Москву.

С 1512г. началась борьба с Польшей за возвращение Смоленска, но лишь в 1520г. было заключено перемирие на пять лет с оставлением Смоленска за Москвою. В годы, смоленской войны, Василию удалось взять под свою власть земли Волоцка (1513г.) и Калуги (1518г.). В 1521г. к Москве были присоединены Рязанское и Угличское княжества, а в 1523г. – Новгород-Северское. Таким образом, складывание политической территории единого великорусского национального государства завершилось.

Целостности российской территории угрожали постоянные набеги крымских татар (1507г., 1516–1518гг. и 1521г.). К началу 20-х гг. XVI в. отношения Москвы с Казанью оставались сложными. Начиная с 1505г. регулярно происходили набеги казанских татар на Нижний Новгород. А потом начались совместные набеги крымских и казанских татар на Москву.

Поэтому в 1521г. Василий III принял решение о строительстве городов-крепостей в районе «дикого поля» и Большой засечной черты (1521–1523гг.). Кроме того, для улучшения взаимоотношений с Казанью и Крымом, Василий III пригласил татарских царевичей на московскую службу и наделил их обширными землями в московском крае.

В отношении западноевропейских стран Василий III вел, по возможности, дружественную политику. Принимал послов Пруссии, Дании, Швеции, Турции, обсуждал с папой римским возможность унии и войны против Турции. В конце 1520-х гг. начались тесные взаимоотношения Московии с Францией; в 1533г. прибыло посольство от индусского государя, султана Бабура. Торговые отношения связывали Москву с ганзейскими городами, Италией, Австрией.

Собрав земли в единое целое, Василий III осторожно начал борьбу с родовитым боярством. Для укрепления своего единодержавия принял меры к обмену земель, выводя остатки удельных владений в новые места. Одновременно уничтожались пограничные укрепления, существовавшие в княжеских вотчинах. При этом с бояр и других знатных людей брали «поручные записи» в том, что они от него «не отъедут». Результатом этой политики был быстрый рост поместного дворянского землевладения.

Время правления Василия III ознаменовалось подъемом русской культуры, распространением московского стиля литературного письма. Тогда же сложился архитектурный облик московского Кремля, превратившегося в неприступную крепость. Законченный архитектурный облик приобрел Архангельский собор.

На период правления Василия III и завершения политического складывания русского централизованного государства падает полемика между «иосифлянами» и «нестяжателями», оказавшая существенное влияние на развитие церковной мысли и книжности. Василий активно использовал авторитет Иосифа Волоцкого и его идеи для обоснования божественного происхождения своих предков, якобы ведущих родословную от римских императоров.

Несмотря на протесты церковных иерархов, Василий III добился развода с бездетной Соломонией Сабуровой, настоял на пострижении ее в монахини и высылке в Каргопольский женский монастырь. Затем царь женился на Елене Васильевне Глинской – дочери литовского князя. От этого брака родились сыновья Иван (будущий Грозный) и слабоумный Юрий.

По рассказам современников, Василий III был крутого нрава и не оставил благодарной памяти о своем времени в народной памяти. Скончался он от злокачественного нарыва 3 декабря 1533г. Московское княжение было передано им 3-летнему сыну Ивану, а регентшей была назначена Е.В.Глинская. Погребен Иван III в Архангельском соборе в Москве.

Приложение 9

Русско-литовская война. В первые годы своего правления великий князь Иван III в отношениях с Литвой действовал чрезвычайно осторожно, стараясь уговорами и обещаниями привлечь на свою сторону служивших Литовскому государству русских верховских князей, владения которых находились в верховьях реки Оки. Они сохраняли известные права и привилегии, за соблюдением которых очень внимательно следили в Москве, постоянно оговаривая их в договорах с Литвой.

Отъезды верховских князей на московскую службу начались еще в начале 1470-х гг. Одним из первых перешел к Ивану III князь С.Ю.Одоевский. Его сыновья, владевшие половиной родового города Одоева, уже верой и правдой служили московскому государю, участвуя в постоянных столкновениях на границе.

Массовый характер переходы верховских князей на московскую службу приобретают, начиная с 1487 г., после взятия Казани. Высвободив свои войска на востоке, Иван III усилил нажим на Литву, создавая прецеденты для вмешательства во внутренние дела этого государства. На службу к московскому великому князю переходят, вместе с захваченными землями хранивших верность Литве князей, князья Воротынские и Белевские.

Протесты, заявленные польским королем и великим князем литовским Казимиром IV, были оставлены без внимания и отношения между двумя государствами обострились. Однако до кончины Казимира IV дело ограничивалось локальными пограничными столкновениями и взаимными упреками в нарушении существующих соглашений.

Ситуация резко изменилась после смерти старого короля. Сыновья Казимира разделили державу отца, значительно ослабив ее силы. Старший сын Владислав II Ягеллон стал королем Чехии и Венгрии, где правил под именем Уласло II. Ян I Ольбрахт занял польским престол, а их брат Александр Казимирович стал великим князем литовским.

Реакция Ивана III была почти мгновенной. Уже в августе 1492 г . его войско вторгается на литовскую территорию и захватывает города Мценск и Любутск, Хлепень и Рогачев. Из-за отъезда ряда князей на московскую службу и перехода под власть Ивана III нескольких пограничных крепостей: Одоева, Козельска, Перемышля и Серенска, надежного военного прикрытия восточных рубежей Великого княжества Литовского больше не существовало

Однако, уступать свои города без борьбы новый великий князь литовский Александр Казимирович не собирался. Он категорически отказался признать переход на московскую сторону русских князей, к захваченным городам были посланы из Смоленска войска, которым ненадолго удалось вновь овладеть Серпейском и выжженным Мценском.

Но это был лишь временный успех. В январе 1493 г. против литовского войска выступила большая армия, включавшая не только великокняжеский полк, но и войска союзных Москве рязанских князей Ивана и Федора Васильевичей.Она вернула Мезецк и Серпейск, заняло город Опаков и Городечно.

Неудачные действия литовских войск вынудили отъехать к Москве еще нескольких верховских князей и одного из вяземских князей – А.Ю.Вяземского. Массовый переход князей на московскую сторону еще больше ослабил литовскую оборону. Зимой 1492-1493 г. военные действия шли по всей линии русско-литовской границы, но формально войны между Московским государством и Великим княжеством Литовским не было. Иван III объяснял происходившее отторжение восточных территорий Литвы свободным выбором западнорусских князей, издавна «служивших на обе стороны» и имевших право выбирать себе государя.

Со стороны Москвы военные действия велись по тщательно продуманному плану, в соответствии с которым захват спорных территорий производился, как правило, местными князьями, отъехавшими ранее на службу к московскому великому князю. Воеводы Ивана III вступали в бой лишь тогда, когда происходило «ущемление» прав того или иного князя, пожелавшего отъехать к Москве.

Уже в то время литовских дипломатов встревожило изменение титула Ивана III, начавшего именоваться в дипломатической переписке о мире «государем всея Руси». Они считали, что в дальнейшем великий князь московский и владимирский будет добиваться передачи ему остальных земель, некогда входивших в состав Древнерусского государства.

После неудачных действий на границе, потеряв находившиеся там крепости, Александр Казимирович в поисках выхода из сложившейся ситуации начал переговоры о заключении «вечного мира » с Москвой. Он хотел остановить опасную экспансию заметно усилившегося Московского государства на западнорусские земли. Но в ходе начавшихся переговоров московской стороной были сразу же отвергнуты литовские требования о возвращении верховских и вяземских земель, а литовской – встречные московские претензии на Смоленск и Брянск.

В итоге стороны договорились признать как состоявшийся факт переход на московскую службу со своими «отчинами » князей Одоевских, Воротынских, Белевских, Вяземских и части мезецких, однако некоторые из занятых войсками Ивана III городов (Любутск, Серпейск, Мосальск, Опаков и др.) пришлось вернуть. Смоленск и Брянск оставались за Литвой.

Несмотря на ряд уступок Ивана III своему будущему зятю, условия «вечного мира», заключенного 5 февраля 1494 г ., были для него выгодны. Русско-литовская граница отодвинулась далеко на запад к верховьям рек Угры, Жиздры и Оки. В военно-стратегическом отношении новые территории представляли очень удобный плацдарм для быстрого наступления вглубь Великого княжества Литовского в случае неизбежного в будущем обострения отношений между Москвой и Вильной.

Приложение 10

ОТРЫВОК ИЗ МОСКОВСКОГО ЛЕТОПИСНОГО СВОДА XV в. О ПОХОДЕ НА НОВГОРОД МОСКОВСКИХ ВОЙСК В 1471 г. (Извлечение)

…Тое же осени месяца ноавриа в 8 день на собор архангела Михаила преставися архиепископ Новагорода Великого Иона. Новогородци же по старине каков бяше обычаи у них, створила вече и начаша избирати о священноинок на архиепископью, и избравше трех метнуша жребиа. И паде жребии на некоего священноинока Феофила именем, и възведоша его на двор архиепископль. И послаша к великому князю Ивану Васильевичу посла своего Никиту Ларионова бити челом и опаса (разрешения) просити, что бы нареченному их черньцу Феофилу пожаловал, велел быти к себе на Москву и поставити бы его велел своему отцу Филиппу митрополиту на архиепископью Великого Новагорода и Пскова, яко же и преже сего было при предних князех. <...> (На вече – Ред.) Некоторыи <...> посадничи дети Исака Борецьского с матерью своею Марфою и с прочими инеми изменники, научени дьяволом, иже горшее бесов быша прелестьници, на погибель земли своеи и себе на пагубу, начаша нелепаа и развращеннаа глаголати и на вече приходящи кричати: “не хотим за великого князя Московъского, ни зватися отчиною его. Волныи есмы люди Вилики Новъгород, а Московскои князь велики многы обиды и неправду над нами чинит, но хотим за короля Польскаго и великого князя Литовского Казимера”. И так възмятеся весь град их и въскошебашася яко пияны, овии же хотяху за великого князя по старине к Москве, а друзии за короля к Литве. <...> Слышав же сие книзь велики Иван Васильевич, что во отчине его в Великом Новегороде възмятение велико, и начат посылати к ним послы своя, глаголя так: “отчина есте моя, людие Новогородстии, изначала от дед и прадед наших, от великого князя Володимера, крестившего землю Русскую, от правнука Рюрикова, первого великого князя в земли вашеи. И от того Рюрика даже и до сего дне знали есте один род тех великых князеи, преже Киевъскых, до великого князя Дмитреа Юрьевича Всеволода Володимерьского. А от того великого князя даже и до мене, род их, мы владеем вами и жалуем вас и бороним отвселе, а и казнити волны же есмь, коли на нас не по старине смотрити начнете. А за королем ни которым, ни за великим князем Литовским не бывали есте, как и земля ваша стала. А нынеча от христианьства отступаете а Латынству чрес крестное целование, а яз, князь велики, ни которые силы не чиню над вами, ни тягости не налагаю выше того, как было при отце моем, великом князе Василье Васильевиче, и при деде моем и при прадеде и при прочих великых князеи рода нашего, но еще и жаловати вас хочю, свою отчину”. То же слышавши Новогородстии людие, боаря их и посадници и тысяцкые и житии людие, которые не хотяще первого своего обычая и крестного целованиа преступити, ради быша вси сему и правити ся хотяще к великому князю по старине. А предиреченнии они Исаковы дети и с прочими с их поборникы и с наимиты своими, яко възбеснеша или яко звери дивии безчеловечен разум имуще, князя великого послов речеи, тако же и митрополита Филиппа посла, ни слышети не хотяху, но и еще наимоваху злых тех смердов, убииц, шилников и прочих безъименитых мужиков, иже скотом подобии суть, ничто же разума имущих, но точию едино кричание, иже и безсловесная животнаа не сице рычаху, их же онии Новогородстии людие невегласи государем зовут себе великим Великым Новымгородом...

И князь великы прием благословенье от митрополита Филиппа, тако же и от всех святитель земли своея и от всего священного собора, и начат въоружатися ити на них <...>.

Князь велики Иван Васильевич поиде на Великы Новгород... А воеводы великого князя поидоша к Шолоне, и яко пришедшим им к берегу реки тоя, иде же брести чрес ея, оже в ту же пору прииде ту рать Новогородскаа противу их с другиа страны от града своего к той же реце Шолоне, многое множество, яко и ужаснутися полком великого князя, поне же бо в мале бяху <...>. Воеводы же великого князя, аще и в мале беста, <...> яко с пять тысячь их толко бе, но видевше многое воиньство их и положше упование на господа бога и пречистую матерь его и на правду своего государя великого князя, <...> яко лвы рыкающе, чрес реку ону великую <...> вси цели и здрави преидоша ея. Видевше же се Новогородци устрашишася зело, възмутившася и восколебашася, яко пьаны, а си пришел на них начаша преже стреляти их, и тако въскоре побегоша гоними гневом божиим за свою их неправду и за отступление не токмо от своего государя, но и от самого господа бога.

Примечания

Иона (? – ум. в 1471) – архиепископ Новгородский

Феофил (2-я пол. XVв.) – избранный в 1471 г. архиепископ Новгородский

Филипп – Филипп I (1465 – 1473) – митрополит Московский в годы княжения Ивана III

Исаак Борецкий (конец XIVв. – 1471) – новгородский посадник до 1453г., противник Москвы и один из активных сторонников сближения Новгорода с Литвой

Марфа Борецкая (?) – вдова прежнего и мать нового новгородского посадника, возглавляла сторонников сближения Новгорода с Литвой против Москвы

Дмитрий Юрьевич (Всеволод Владимирский) – великий князь Владимирский Всеволод Большое Гнездо (1154 – 1212). Дмитрий – христианское имя этого князя

Приложение 11

Судебник 1497 г. (извлечение)

<…>Статья 57. О христианском отказе. А христианом (крестьянам) отказыватися из волости, ис села в село, один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двое рубль. а в лесех полтина. А которой христианин поживет за ким год да пойдет прочь, и он платит четверть двора, а два года поживет да поидеть прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти двора, а четыре годы поживет, и он весь Двор«Лета 7006-го месяца септемвриа уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детми своими и с бояры в суде как судити бояром и околничим платит. <…>

Статья 66. О полной грамоте (самопродажа в рабство). По полной грамоте холоп. По тиуньству и по ключю по сельскому холоп з докладом и без докладу, и с женою и с детми, которые у одного государя; а которые его дети у иного или себе учнут жиги, то не холопи; а по городцкому ключю (служба. — Сост.) не холоп; по робе холоп, по холопе роба, приданой холоп, по духовной холоп. <…>